Где ты, бельканто?

Наверное, это скорее нежное, обволакивающее мурлыканье, как будто тебя качают на руках и гладят по головке, или каким-нибудь легким перышком водят по щеке, чем пение в привычном смысле слова.
О, бельканто!

Почему-то говоря о нем, трудно избежать сентиментальности и вычурности. Да и не хочется. Хочется ахать и охать, кричать кому-нибудь «bravo!» или «bello», «bellissimmo». И внимать этому чарующему голосу, и пропадать в нем.
И все потому что в «бельканто» слышен отчетливый отзвук или привкус самой Италии, напоенной солнцем, лазурной синевой неба, упоительной и непередаваемой красотой природы и городов, словно убежавших спрятавшихся от времени. 

О бельканто – исключительно мужское пение, сродни тенору, ну или контр-тенору - можно говорить бесконечно, но лучше его слушать. Впрочем, для начала лучше договориться, о чем речь, чтобы потом не было мучительно больно.

С точки зрения какой-нибудь музыкальной  энциклопедии bel canto (буквально - прекрасное пение) – это всего лишь «стиль вокального исполнения, сложившийся в Италии к середине 17 века и составляющий основу итальянской вокальной школы… Основными этапами развития бельканто являются: зарождение итальянской оперы, творчество К. Монтеверди, расцвет "неаполитанской школы" (А. Скарлатти), период творческой деятельности В. Беллини и Г. Доницетти, творчество Дж. Верди, веристская школа».

Впрочем, иногда под бельканто понимают итальянскую вокальную культуру в целом, певучесть любого вокального исполнения. Но есть и еще одно «бельканто», о котором и речь - это эстрадная песня 50-х – 60-х гг., которая берет свое начало в «неаполитанской» песенной традиции середины 19-го века. В 70-е годы итальянская эстрада уже совершенно иная «песня». А в годы 80-е и вовсе спагетти-поп.

Звезда этого особенного сладостного пения промелькнула и погасла в 50-60 гг.: Клаудио Вилла, Мариино Марини, Джордио Консолино, Ландо Фьорини и т.д. Фьорини – как будто завядший цветок из гербария!

Не трудно догадаться, что Италия после войны была довольно нищей и неустроенной. Но жизнелюбивая нация, как кажется, не желающая поддаваться унынию не при каких обстоятельствах, быстро, правда, не без советских нефти и газа, пошла в гору.

Порой до приторности слащавые тексты и медоточивые голоса возвращали народу мечту об утраченном рае, уверенность в собственные силы. Нация верила в то, что любые трудности – явление временное:

Взгляни, какая луна, взгляни, какое море,
В эту ночь я хочу быть с тобой,
Когда луна смотрит на меня
От безумий любви хочется умереть.


Это знаменитые строки из одной из самых популярных песен квартета Мариино Марини «Guarda che luna, guarda che mare». Ни дать, ни взять мексиканский мыльный сериал. Но в то время, когда слово любовь уравнивают в правах с совокуплением, почему-то хочется немного побаловать себя именно итальянским китчем.

Proprio cosi! 

На Марини Марини стоит немного остановиться. Ибо многие любители ошибочно полагают, что первую скрипку в квартете играл сам Мариино Марини.

Однако это не совсем так, большинство песен пел Руджеро Кори. 
Или вот один из самых известных эстрадных певцов Италии, пленительный Клаудио Вилла!  

Он дебютировал в 1944 году. Но, кажется, и посейчас звучат слова его дивных песен: «Прости меня», «Доборе утро, грусть».
Кстати, именно эта песня принесла певцу славу в 1955 г., на фестивале в Сан Ремо. Клаудио Вилла еще три раза побеждал на этом фестивале. (Трижды в Сан-Ремо побеждали только он и Доменико Модуньо).  

Сюда же можно было отнести и Робертино Лоретти, к своему совершеннолетию потерявшего голос, божественный дар стал эстрадной яичницей. Но это уже – дело вкуса. Каждый сервирует спагетти по-своему.

Где, где же нынче бельканто? В Италии бельканто, кроме, естественно, классической оперы, давно и прочно забыто!

В Москве же есть единственный на всю Россию и заодно Италию певец Анатолий Шамардин, у которого ? песни из репертуара Клаудио Вилла и Мариино Марини.
У Мариино Марини была такая очень пронзительная песенка ? «Письмо Пиноккио» с ностальгически грустными строкчками, которые, может быть, прольют свет в ответе на вопрос, где же сейчас бельканто. Певец спрашивает: «Где же ты, Пиноккио?». И сам себе отвечает:

 
Дражайший Пиноккио!
Друг самых памятных дней,
С моими всеми тайнами
Ты остаешься еще в моем сердце!