Мужские роды


Человечество разделяется на расы, народы, государства. Разговаривает на разных языках, исповедует разные религии. Но, несмотря на массу различий, в общечеловеческой культуре существует немало точек соприкосновения. Они уходят корнями в седую древность и не имеют никакого отношения к современным процессам глобализации.

Что такое кувада


Одним из древнейших обычаев, обрядов известных практически любому народу на Земле является кувада. Кувада (от франц. couvade - высиживание яиц) - обрядовая симуляция отцом родового акта при рождении ребенка. Отец на самом деле не страдает, а только притворяется, что страдает, чтобы ввести в заблуждение злых духов. Происходило это примерно так. Когда рождался ребенок, отец ложился в постель, взяв с собой младенца. При этом с ним обращались так, будто это он только что родил. Мужчине давали подобающую роженице пищу, лекарства и снадобья, принятые в данной местности. Женщина же, как только ей это позволяли силы, поднималась с постели и приступала к своим домашним делам. При этом, всеобщее внимание переключалось на ее мужа. Исторические корни этого обычая лежат очень глубоко.

Куваду считают наследием матриархата - общественного строя, при котором доминировали женщины. При матриархате женщина была главой семьи, а мужчины занимали подчиненное положение. Распространено было многомужество (полиандрия). Итак, после рождения ребенка, супруг ведет себя как роженица и лежит в постели, в то время как его жена, как можно скорее, начинает хлопотать по хозяйству. Таким образом, злые духи, пришедшие, чтобы овладеть матерью или ребенком, встречают сильного мужчину и ретируются.


И в Испании, и в Бразилии…


Обычай кувады в выраженном виде еще совсем недавно бытовал у индейцев Калифорнии и Южной Америки, в Южной Индии, на Никобарских островах, в Малабаре, на Целебесе, на Борнео. Cогласно Диодору Сицилийскому, кувада бытовала у древнего населения Корсики и Испании. У басков и на Корсике в прошлом именно мужчина принимал поздравления от соседей, лежа в постели с младенцем, в то время как его жена исполняла всю положенную ей домашнюю работу и лишь время от времени подходила покормить ребенка. Наиболее изощренный обряд кувады наблюдался у гвианских индейцев. Здесь мать выполняла свои обычные обязанности еще за несколько часов до родов, а потом, вместе с другими женщинами своего племени, уходила рожать в лес. Отдохнув несколько часов, она возвращалась домой и продолжала свою работу. А супруг ложился в хижине в ее гамак и отказывался от всякой пищи, кроме жидкой каши.

Ему нельзя было ни курить, ни мыться. И еще несколько недель после родов женщины из его племени нянчили его. В Южной Индии после родов супруг надевал на себя некоторые вещи из гардероба своей жены и ложился в постель в темной комнате. Ребенка клали рядом с ним. Мужчине давали лекарства, какие дают роженицам для восстановления сил. Те продукты, которые запрещалось есть роженице, были запрещены и для ее супруга, иначе духовная связь, существующая между обоими супругами и их ребенком, могла бы передать влияния запретного продукта ребенку и привлечь к нему силы зла. У бразильских индейцев бакаири отец новорожденного сразу после родов ложился в постель. Он заботился о ребенке и не ел ничего, кроме бульона. Когда ему разрешали встать с постели, он надрезал себе кожу на руке и натирал рану перцем. Боль мужчина должен был вытерпеть молча, "иначе он не достоин быть отцом".

Бретон (первый миссионер на Гваделупе в 1635-1656 годах) писал о жителях Карибских островов следующее: "У них существует довольно забавная церемония. После родов женщина тут же поднимается и принимается за работу. Муж тем временем располагается в гамаке, поглаживает живот и жалуется на сильную боль". При этом у жителей Карибских островов в то время уже явно был патриархат, поскольку отец Бретон свидетельствует: "Они ревнивы и убивают обманувших их жен или отдают их в рабство другим мужчинам. У них по нескольку жен, они берут и оставляют их по своему усмотрению и обращаются с ними очень плохо, вплоть до убийства". Кувада практиковалась у айнов, народа белой расы, жившего на севере Японии. Во время родов муж должен соблюдать определенные "табу". Затем ему нужно было изображать непереносимые страдания в течение двенадцати дней, тогда как роженица вставала с постели на пятый день после родов. Балканы – "заповедная” территория Европы, где до сих пор живы многие архаичные обычаи и традиции. Еще в начале прошлого столетия у южнославянских народов муж ложился рядом с рожающей женой и стонал, когда она стонала, а после рождения ребенка определенное время оставался в постели. Профессор Вуканович записал в 1921 году случай, когда один мусульманин-албанец, у которого уже умерло несколько детей, сорок дней пролежал в надежде спасти последнего сына.

Все это время он питался одной простоквашей, а у его постели располагались различные защитные амулеты, в том числе чеснок, ножницы, патрон и гребень. Отголоски кувады зафиксированы и в русской этнографической литературе. В ряде мест еще и сегодня верят, что страдания роженицы отражаются на самочувствии мужа. Еще в XIX веке в русских деревнях мужу после родов давали специально приготовленную кашу. Эта каша была пересоленой, переперченой, обильно сдобренной горчицей. Отведав ее, супруг как бы принимал часть родовых мук жены.


Чистота-залог здоровья


Именно кувада, скорей всего, породила следующий обычай шотландских горцев. Чтобы "маленький народец" (феи) не причинил вреда новорожденному или не подменил его, они накрывают кровать, в которой лежат мать или ребенок, каким-либо предметом из одежды отца. Кроме того, на островах Ватабела, когда роды у женщины задерживаются, рядом с ее постелью клали какую-нибудь носильную вещь ее супруга, чтобы роды были более легкими. Считалось, что мужская сила может быть, таким образом, перенесена на женщину с его одежды. "Очищение" ребенка сразу же после рождения, практикуемое в Шотландии и в некоторых северных графствах Англии в качестве защиты его от злых духов, тоже, очевидно, ведет свое происхождение от кувады.

В одной ирландской легенде женщина в свой смертный час произносит проклятие: отныне мужчины Ольстера в течение пяти дней и четырех ночей будут испытывать страдания, подобные родовым мукам женщины. Сакральной целью кувады в первую очередь, как уже отмечалось, была защита младенца от злых духов, хотя первоначально он имел какое-то отношение к утверждению отцовства. Рождение ребенка сопряжено с большими опасностями, управляться с которыми женщина не могла, поскольку, согласно древнейшим поверьям, от родов и до совершения соответствующих обрядов была нечиста. Отец, чистый в ритуальном смысле и вообще более сильный, да к тому же находившийся под защитой всевозможных чар, занимал ее место и охранял ребенка и все хозяйство от нашествия злых сил.