Поцелуев мост

…Весною незабвенною
И я встречался с Леною.
И наш маршрут был трогательно прост.
Купив букет подснежников,
Влюбленные и нежные,
Мы шли всегда на Поцелуев мост.
 
(строки песни из репертуара Леонида Утесова)
 
Мосты Питера, как ноты. Они рассыпаны по рекам и каналам в каком-то гармоническом беспорядке. Вряд ли стоит искать сугубой закономерности в том, зачем так названы и каким образом оказались они рядом Красный, Синий и Зеленый мосты. Хотя, можно, если сильно захотеть, и поискать. Или, к примеру, почему Смежный соседствует с Измайловским?
 
Единственным обоснованием названия Певческого моста служит расположенная по соседству Капелла. Измайловский соседствует с несчастным Измайловским собором, который постоянно горит. А Литейный служит логическим продолжением Литейного проспекта. Словом, Волга впадает в Каспийское море.
Вот и все!
 
Куда как благороднее и любопытнее разгадывать миф, который помимо, вестимо, фундамента, лежит в основании каждого моста. Разматывать клубок, кольцо за кольцом, который соткала парка из этого лабиринта истории и вымыслов.
 
За Поцелуевым мостом тут несомненное лидерство, хотя он и не самый лучший. Одни из самых красивых мостов Питера — это, конечно, Аничков, Банковский, Троицкий, Дворцовый и т.д.
 
Кроме того, Банковский со своими знаменитыми грифонами даже и превосходит Поцелуев по числу влюбленных, которые постоянно здесь тусуются, а уж по количеству поцелуев дадут своему тезке сто очков вперед.
 
Но, однако, вернемся к Поцелуеву. Вернее — на Поцелуев.
Одна из легенд гласит, что в 18 веке, когда набережная реки Мойки была городской окраиной, на Поцелуевом мосту моряки и те, кто уезжал восвояси, прощались со своими возлюбленными.

Согласно другой легенде неподалеку от моста находилась тюрьма, и арестанты на нем прощались со своими родными и близкими.
Но это, на мой вкус, чистая перепевка истории Моста вздохов в Венеции, что и не удивительно, учитывая притязания города на лавры Северного родства с апеннинской сестренкой. 

К этой легенде примыкает по своему романтическому пафосу и еще одна, которая гласит, что на этом мосту встречались влюбленные пары, вынужденные по каким-либо причинам укрываться от посторонних глаз.

 
И все бы ничего. Но только в 18 веке Поцелуев мост состоял лишь из нескольких досок, переброшенных горожанами через Мойку. Поэтому, влюбленная парочка, поцеловавшаяся на сем благословенном месте, рисковала жизнью. А потому оправдать свое предназначение — для поцелуев — мост смог гораздо позднее, когда обзавелся перилами, или был расширен, превратившись из пешеходного моста в транспортный.
 
Тут хоть, когда голова закружится, можно вовремя ухватиться за чугунное ограждение.
 
А вот версия — вполне достоверная. В свое время неподалеку от моста жил купец по фамилии Поцелуев, который держал в своем доме трактир под названием «Поцелуй». Трактир был городской достопримечательностью, поэтому близлежащий к нему мост  и унаследовал это имя.
 
Впрочем, близость трактира не уничтожила романтический ореол. Про трактир мало уже кто помнит, а вот то, что каждая уважающая себя влюбленная пара или сочетающиеся браком должны поцеловаться на мосту, об этом знает весь Питер. Поэтому Поцелуев кроме всего прочего выполняет с некоторых пор и ритуально-матримониальные функции: невеста с женихом, свидетели в лентах через плечо, улыбочка, фото на память. Все как положено.
 
Некоторые пылкие женихи при этом норовят пронести на руках свою вторую половину с улицы Глинки на улицу Труда или обратно.

Ну уж ежели идти в фарватере мифа о Северной Венеции, то невесту после поцелуев стоило бы обручить с Мойкой, как в итальянском оригинале происходит обручение дожа с морем. Но это, видимо, следующий этап развития мифа о Поцелуевом мосте.

Время не стоит на месте, оно безжалостно несется вперед и вперед. Миф о Северной Венеции требует жертв. Ну если и не жертв, ведь дожа-то, в конце концов, не топят в Гранд-канале, то участников исторического спектакля, для которого Поцелуев мост — идеальная декорация!