Велесова книга: «за» и «против»

«Велесовой книгой» называют тексты, записанные на 35 березовых дощечках и охватывающие историю славянства и русичей на протяжении полутора тысячелетий, начиная примерно с 650 г. до н.э., и заканчивая призванием Рюрика.
 
История ее обретения такова. В 1960 г. в Советский славянский комитет АН СССР поступила фотография дощечки с вырезанными письменами. Ее прислал биолог С. Парамонов, активно занимавшийся изысканиями в области славяно-русских древностей, и публиковавшийся под псевдонимом С. Лесной. C. Лесной исследовавший дощечки и присвоил памятнику название «Велесова книга», поскольку cлавянский языческий бог Велес, упоминается в начале текста.
 
Одна из дощечек этой книги была отправлена С. Лесным на экспертизу в Славянский комитет. С. Лесной собирался выступить с сообщением о «Велесовой книге» на V Международном съезде славистов, проходившем в Софии в 1963 г. Однако оно не состоялось; докладчик в Софию не прибыл. Тезисы доклада были опубликованы в материалах съезда.

Судя по сопроводительным материалам, книга эта представляла собой, связанные тонким кожаным ремешком на манер переплета дощечки (местами сильно поврежденные) с письменами на них. Памятник был обнаружен в 1919 г. полковником Белой армии А.Ф. Изенбеком в разграбленном имении где-то на Украине (предположительно в Харьковской губернии).

Экспертиза фотографии была поручена одному из самых авторитетных специалистов в области языковедения и палеографии Л.П. Жуковской. Итоги анализа оказались разочаровывающими. Во-первых, оказалось, что фотография сделана не с самой таблички, а с рисунка, изображавшего дощечку с письменами. Во-вторых, буквы, которыми сделана надпись, вызывали серьезные сомнения в подлинности.

В официальной советской исторической науке утвердилось мнение о подложности «Велесовой книги». Против подлинности книги категорично и единодушно выступили такие патриархи исторической науки как Д.С. Лихачев и Б.А. Рыбаков, являвшиеся противниками по многим вопросам древней истории.

Все же, в 70-80 – е гг. на страницах «Техники молодежи», «Огонька», «Литературной газеты» развернулась кампания в защиту историчности книги. Общая направленность публикаций: косная советская историческая наука скрывает от общественности уникальное подлинное свидетельство нашей древней истории, не уделяет должного внимания изучению этого памятника. Эти публикации принадлежали людям далеким от науки. Однако и некоторые серьезные ученые дали неоднозначную оценку «Велесовой книге».

Защитники «Велесовой книги» не столь авторитетны. Высказывался «за», правда в устной форме, А.В. Арциховский – известный археолог и историк, открывший новгородские берестяные грамоты. Кандидат исторических наук В. Вилинбахов призывал к всестороннему изучению этого памятника со страниц журнала «Техника молодежи». О необходимости всестороннего изучения книги говорили и доктор исторических наук С.А. Высоцкий, председатель Русского исторического общества, доктор исторических наук, палеограф И.В. Левочкин, а также доктор исторических наук Ю.К. Бегунов.

В 1994 г. «Велесова книга» была наконец издана в России. К настоящему времени исследователи проделали определенную работу по ее изучению.
 
Каково же было назначение «Велесовой книги»? Это не историческая хроника и не летопись c погодным изложением событий, а сборник языческих проповедей, которые читались народу, по-видимому, во времена богослужений. Их слушали и запоминали наизусть, т.к. почитание предков было частью религиозного культа. Деяния предков становились, таким образом, традицией, передававшейся из поколения в поколение. «Велесова книга» заканчивается вторжением Рюрика, которого называет «Ериком» и крещением Руси. «И крещена Русь сегодня», – так заканчивает свое повествование безымянный автор.

«Велесова книга» дает неожиданную картину древней славянорусской истории и языческих верований. Памятник опровергает расхожее мнение о том, что славяне издревле были земледельцами и вели оседлый образ жизни. «Велесова книга» свидетельствует о кочевом, скотоводческом происхождении наших предков.

Оригинальна ранее неизвестная система мифологии, открытая «Велесовой книгой». Вселенная, по мнению наших предков, разделялась на три части: «Явь» – это мир видимый, реальный, «Навь» – мир потусторонний, нереальный, посмертный, и «Правь» – мир законов, управляющий всем в мире.

Проблема «Велесова книга» достаточно сложна; Вместе с тем, «концепция» «Велесовой книги» по ряду ключевых моментов соотносится с воззрениями представителей академической исторической науки. Академик Б.А. Рыбаков вслед за известным славяноведом начала XX века Л. Нидерле полагал, что часть скифов, а именно племя сколотов были славянами. Однако изложение древней славянской истории, по Б.А. Рыбакову, не во всем сходится с событиями, описываемыми «Велесовой книгой», чем, видимо, и была вызвана критика Б.А. Рыбаковым этого памятника. В современной исторической науке не получила продолжения школа историка начала XIX века П.И. Шафарика, автора знаменитых «Славянских древностей». Его позиция во всем совпадает с «Велесовой книгой»; П.И Шафарик считал все скифские и сарматские племена родственными славянам, а большую часть их исконно славянскими и привел немало убедительных свидетельств в защиту своей позиции.

Изложение «Велесовой книгой» истории со II в. н. э. ни в чем не расходится с теориями современных научных школ.

Первым князем-христианином, крестившим Русь «Велесова книга» называет Аскольда. Это также согласуется с историческими сведениями о том, что Киевская земля была крещена около 860 г. Аскольдом (т.н. «первое крещение»). Впоследствии к власти в Киеве пришел ярый язычник варяг Олег, который совершил языческий переворот. Об Олеге, захватившем Киев в 882 году и убившем Аскольда, «Велесова книга»  еще не знает.

Однозначного ответа: подлинник «Велесова книга» или фальшивка историческая наука пока не дает. Как справедливо отметил В. Вилинбахов, если книга подлинная, то это бесценный источник по славянской истории, если же подделка, то доверчивое отношение к ее содержанию не может принести ничего кроме вреда.

P.S. «Убийственным» аргументом в пользу подложности «Велесовой книги» считают употребление в ней выражения «Русь Киевская». Дело в том, что определение «Киевская Русь» родилось в кабинетах ученых. Сами древнерусские люди так свою страну и государство не называли. «Русь», «Русская земля» - такие наименования известны в источниках.