Крылатые танки и миф "Ледокола"

С конца 80-х гг. прошлого века и вплоть до настоящего времени происходит переоценка исторического пути России. На читающую публику обрушился вал литературы, критически оценивающей исторический опыт, далеко не всегда объективно и с научных позиций.
 
Следует сказать, что в общем потоке исторической литературы всегда присутствовало некоторое количество дилетантских и развлекательных сочинений. Однако с начала 90-х годов количество перешло в качество и приняло угрожающий характер. Подвязавшиеся на ниве истории не утруждают себя не только систематической работой с источниками, архивными изысканиями, но и изучением существующей историографии. При этом «сочинители» претендуют на истину в последней инстанции, а их «труды» издаются массовыми тиражами.
 
Характерной чертой такого рода «литературы» является выдергивание цитат из контекста и превратное их толкование, небрежное отношение к точности тенденциозно подобранных исторических фактов. В полной мере это касается такого известного произведения как «Ледокол» Виктора Суворова. Суворов «разоблачает» официальную доктрину о Великой Отечественной войне и «доказывает», что Сталин готовился к нападению на Германию и порабощению Европы.
 
«Концепцию» Суворова убедительно и на документальной основе развенчал израильский историк — профессор Габриель Городецкий в книге «Миф "Ледокола"». Один из выводов автора заключается в том, что «неготовность Сталина к немецкому нападению в первую очередь объясняется безнадежностью политических альтернатив для Советского Союза и перед второй мировой войной, и накануне Великой Отечественной войны…Недостатки подготовки к войне оказались столь многочисленными, что просто невозможно выделить из них какой-то один, наиболее важный».
 
Мы же хотим показать несостоятельность одного из сюжетов «Ледокола» о так называемом «крылатом танке», посредством которого Сталин якобы намеривался захватить Европу. Суворов пишет следующее. «Советские генералы мечтали не только бросить в Западную Европу сотни тысяч десантников-пехотинцев, но и сотни, а возможно и тысячи танков. Конструкторы интенсивно искали пути осуществления мечты самым простым способом. Олег Антонов, тот самый, который потом станет создателем самых больших в мире военно-транспортных самолетов, предложил навесить на обычный серийный танк крылья и оперение, используя корпус танка как каркас всей конструкции. Эта система получила название КТ — крылья танка. Приводы воздушных рулей крепились к пушке танка.
 
Экипаж танка осуществлял управление полетом, находясь внутри танка, путем поворота башни и подъема пушечного ствола. КТ — это потрясающая простота. Конечно, риск полета в танке был, мягко говоря, выше привычных норм, но человеческая жизнь в Советском Союзе стоила даже дешевле, чем навесные крылья на танке». (Cуворов В. Ледокол. М., 1993. С. 120-121)

Данный опус Суворова уязвим по нескольким позициям. Прежде всего, отметим, что, во-первых, разработка подобных «крылатых танков» велась не только в СССР, но и в других странах.
 
Во-вторых, проектирование «летающего танка» началось в СССР не до, а во время Великой Отечественной войны. Сражения первой мировой войны породило немало новых видов боевой техники. Но, пожалуй, лишь танки и авиация побудили военных теоретиков пересмотреть многие положения тактики и стратегии.
 
Англичанин Фуллер и будущий президент Франции де Голль считали, что главную роль в грядущей войне сыграют крупные соединение танков и бронеавтомобилей. Ту же идею декларировал в своей книге «Танки вперед» немецкий генерал Гудериан.
 
Конструкторы думали и о соединении танка с самолетом, создании летающего танка. Впервые такую идею предложил осуществить в 1932 году американский инженер Кристи.
 
Изобретатель попробовал «научить» летать легкий пятитонный колесно-гусеничный танк своей конструкции. На него он задумал установить бипланную коробку, к которой на двух трубчатых балках крепилось крестовидное хвостовое оперение. На верхней плоскости, спереди, был пропеллер с редуктором. Кристи не исключал и моноплановой схемы, но биплановая обеспечивала меньшую удельную нагрузку на крыло, а значит и уменьшенную тяговооруженность столь необычного летательного аппарата. Колеса помогали ему разогнаться до 120-150 км/ч. На этой скорости конструкция могла взлететь.
 
Экипаж состоял из двух человек, причем один совмещал обязанности водителя и пилота. Самолет-танк приземлялся на гусеничное шасси, приспособленное для движения по пересеченной местности, что позволяло ему садиться прямо на поле боя. После посадки пилот с помощью специального рычага сбрасывал крыло, снова становясь водителем. По мысли Кристи, сотня его танков, внезапно налетев на противника, уничтожила бы батальон.

Возникает вопрос: а мог ли «летающий танк» подняться в воздух? Примем во внимание, что его планерная часть весила полторы-две тонны, то нагрузка на единицу мощности составляла около девяти килограммов на лошадиную силу.
 
В принципе, не так уж и много – ведь у транспортных самолетов начала 30-х годов прошлого века она составляла примерно четыре-десять килограммов на лошадиную силу. С другой стороны — переключение привода с колес (гусеницы) на воздушный винт и обратно; в источниках не обнаружено описание трансмиссии. Между тем, из опыта: ее создание при тогдашнем уровне техники представляло сложнейшую задачу, что вероятно и помешало взлететь аэротанку Кристи.

В целом же разработка американского изобретателя была вполне осуществима.
 
Не менее интересна история отечественного «крылатого танка».
В самом начале Великой Отечественной Наркомат авиационной промышленности поручил конструкторским организациям создать десантно-транспортный планер.

 
К работам был привлечен и знаменитый О.К. Антонов. К тому времени у него был опыт создания спортивных планеров.

В конце 1941 года он разработал проект крылатого танка.

По замыслу конструктора самолет на буксире мог оперативно перебрасывать танк в район боевых действий. Планер, точнее снабженный крыльями танк, должен был отцепляться от самолета за 20-25 км от цели, лететь и приземляться, после чего, сбросив крылья, вступать в бой.

Проект был назван «крылья танка» и обозначен индексом «КТ». В качестве технической базы были выбраны состоявший на вооружении Красной Армии легкий танк Т-60 и бомбардировщик ТБ-3.
 
Крыло планера представляло собой бипланную коробку. Это позволило уменьшить его в размерах. Хвостовое оперение бипланного типа устанавливалось на двух балках, соединенных с нижней плоскостью крыла. Корпус танка выполнял функции гондолы. В нем располагались пилот (он же водитель) и стрелок. Управление планером в воздухе осуществлялось рулями и элеронами.

После приземления с помощью специального приспособления пилот сбрасывал крыло.
Длина планера составляла 12 м, размах крыла 18 м, площадь коробки крыльев 86 кв.м. Вес Т-60 с полезной нагрузкой равнялся 6800 кг, масса планера 2000 кг, удельная нагрузка на крыло 90 кг/кв.м.

Испытания «КТ» начались 7 августа 1942 г. В летно-исследовательском институте (ЛИИ) под Москвой решили определить выдержит ли ходовая часть машины скорость 110-116 км/ч (скорость Т-60 составляла 45 км/ч) Для этого были проведены пробежки облегченного танка по грунтовой взлетно-посадочной полосе и бетонке. Затем «КТ» выполнил три полета на высоте 4 м. В ходе этих испытаний опробовали систему управления.

Первый полет «КТ» был осуществлен 2 сентября 1942 года. Самолетом-буксировщиком ТБ-3 с четырьмя усиленными моторами управлял конструктор пилотажных планеров П.А. Еремеев, планером управлял летчик-испытатель С.Н. Анохин. Вследствие большой массы и малой обтекаемости «КТ» буксировка велась на близкой и максимальной мощности двигателей ТБ-3 со скоростью 130 км/ч. И все же скорость подъема аэропоезда была недостаточна; самолет едва поднялся на высоту 40 м. Попытка увеличить скорость до 140 км/ч не увенчалась успехом; аэропоезд начинал снижаться, при этом стала повышаться температура воды в системе охлаждения двигателей, что могло привести к их перегреву.

Неудача вынудила Еремеева принять решение о выводе аэропоезд в район близлежащего аэродрома. Планер был отцеплен. Анохин будучи высококлассным пилотом совершил успешную посадку. Приземлившись, он запустил мотор танка, не сбрасывая крыльев, тронулся к командному пункту аэродрома.

Не обошлось без курьеза. Вынужденную посадку неопознанного летающего объекта никто не ждал. И начальник аэродрома по боевой тревоге поднял расчет зенитной батареи. А когда летчик-испытатель вылез из машины, он был задержан охраной аэродрома. Своевременное прибытие аварийно-спасательной команды ЛИИ разрешило ситуацию. А ведь дело могло обернуться намного хуже.

«Охрана аэродрома приняла неизвестный летательный аппарат за немецкий, и Анохину пришлось несладко, когда он пытался доказать обратное», — это строки из автобиографии летчика. Повезло, что не сбили в воздухе свои.

 
Танк самостоятельно прибыл в поселок Стаханово (ныне город Жуковский) к аэродрому ЛИИ.
В акте об испытаниях опытного планера отмечалось следующее. Необходимо увеличить триммер руля высоты, постановки штурвального управления с червячной передачей, внести конструктивные изменения в аэродинамическую компенсацию элеронов и управление закрылками.

В целом, указывалось, что задача создания летающего танка решена; ошибки устранимы. Вот некоторые из них. Модель планера и танка была выполнена без тросов, соединяющих бипланную коробку крыла и оперение, и без моделирования гусениц танка. Это привело к ошибке в расчетах аэродинамических свойств «КТ» и требуемой мощности двигателей самолета-буксировщика. Также, не было учтено сопротивление воздуха, что не позволило двигателям ТБ-3 поднять планер на требуемую высоту и впоследствии усложнило управление планером в процессе полета.

В целом же признавалось: испытательный полёт «показал, что идея летающего лёгкого танка целесообразна и вполне осуществима». Суворов именует данный проект КТ. Действительно, в литературе систему ЛТ иногда именовали «крылатым танком», или КТ.

К слову, в 1945 году и японцы построили аналогичный аппарат для доставки по воздуху специально спроектированного для этого небольшого танка. Планер Ку-6 имел крыло площадью 60,3 кв. м, полетная масса всего комплекса составляла 3,5 т, но в воздух он не поднимался. (Техника молодежи 1990 № 6. С. 46-48.)

Итак, Суворов выдает желаемое за действительное. Факты свидетельствуют о том, что так называемый КТ не мог быть использован Сталиным для нападения и завоевания Европы.
 
Данный опус Суворова уязвим по нескольким позициям. Прежде всего, отметим, что, во-первых, разработка подобных «крылатых танков» велась не только в СССР, но и в других странах.

Во-вторых, проектирование
«летающего танка» началось в СССР не до, а во время Великой Отечественной войны.
 
Сражения первой мировой войны породило немало новых видов боевой техники. Но, пожалуй, лишь танки и авиация побудили военных теоретиков пересмотреть многие положения тактики и стратегии.
 
Англичанин Фуллер и будущий президент Франции де Голль считали, что главную роль в грядущей войне сыграют крупные соединение танков и бронеавтомобилей. Ту же идею декларировал в своей книге «Танки вперед» немецкий генерал Гудериан.

Конструкторы думали и о соединении танка с самолетом, создании летающего танка. Впервые такую идею предложил осуществить в 1932 голу американский инженер Кристи.

Впервые такую идею предложил в 1932 г. американский инженер Кристи.

 
Изобретатель попробовал «научить» летать легкий пятитонный колесно-гусеничный танк своей конструкции. На него он задумал установить бипланную коробку, к которой на двух трубчатых балках крепилось крестовидное хвостовое оперение. На верхней плоскости, спереди, был пропеллер с редуктором. Кристи не исключал и моноплановой схемы, но биплановая обеспечивала меньшую удельную нагрузку на крыло, а значит и уменьшенную тяговооруженность столь необычного летательного аппарата. Колеса помогали ему разогнаться до 120-150 км/ч. На этой скорости конструкция могла взлететь.

Экипаж состоял из двух человек, причем один совмещал обязанности водителя и пилота. Самолет-танк приземлялся на гусеничное шасси, приспособленное для движения по пересеченной местности, что позволяло ему садиться прямо на поле боя. После посадки пилот с помощью специального рычага сбрасывал крыло, снова становясь водителем. По мысли Кристи, сотня его танков, внезапно налетев на противника, уничтожила бы батальон.
 

Возникает вопрос: а мог ли «летающий танк» подняться в воздух? Примем во внимание, что его планерная часть весила полторы-две тонны, то нагрузка на единицу мощности составляла около девяти килограммов на лошадиную силу. В принципе, не так уж и много – ведь у транспортных самолетов начала 30-х годов прошлого века она составляла примерно четыре-десять килограммов на лошадиную силу.
С другой стороны – переключение привода с колес (гусеницы) на воздушный винт и обратно; в источниках не обнаружено описание трансмиссии. Между тем, из опыта: ее создание при тогдашнем уровне техники представляло сложнейшую задачу, что вероятно и помешало взлететь аэротанку Кристи. В целом же разработка американского изобретателя была вполне осуществима.

 
Не менее интересна история отечественного «крылатого танка».

В самом начале Великой Отечественной Наркомат авиационной промышленности поручил конструкторским организациям создать десантно-транспортный планер.

К работам был привлечен и знаменитый О.К. Антонов. К тому времени у него был опыт создания спортивных планеров.

В конце 1941 года он разработал проект крылатого танка.

По замыслу конструктора самолет на буксире мог оперативно перебрасывать танк в район боевых действий. Планер, точнее снабженный крыльями танк, должен был отцепляться от самолета за 20-25 км от цели, лететь и приземляться, после чего, сбросив крылья, вступать в бой.

Проект был назван «крылья танка» и обозначен индексом «КТ». В качестве технической базы были выбраны состоявший на вооружении Красной Армии легкий танк Т-60 и бомбардировщик ТБ-3.
 
Крыло планера представляло собой бипланную коробку. Это позволило уменьшить его в размерах. Хвостовое оперение бипланного типа устанавливалось на двух балках, соединенных с нижней плоскостью крыла. Корпус танка выполнял функции гондолы. В нем располагались пилот (он же водитель) и стрелок. Управление планером в воздухе осуществлялось рулями и элеронами. После приземления с помощью специального приспособления пилот сбрасывал крыло. Длина планера составляла 12 м, размах крыла 18 м, площадь коробки крыльев 86 кв.м.Вес Т-60 с полезной нагрузкой равнялся 6800 кг, масса планера 2000 кг, удельная нагрузка на крыло 90 кг/кв.м.
 
Испытания «КТ» начались 7 августа 1942 г. В летно-исследовательском институте (ЛИИ) под Москвой решили определить выдержит ли ходовая часть машины скорость 110-116 км/ч (скорость Т-60 составляла 45 км/ч) Для этого были проведены пробежки облегченного танка по грунтовой взлетно-посадочной полосе и бетонке. Затем «КТ» выполнил три полета на высоте 4 м. В ходе этих испытаний опробовали систему управления.
 
Первый полет «КТ» был осуществлен 2 сентября 1942 года. Самолетом-буксировщиком ТБ-3 с четырьмя усиленными моторами управлял конструктор пилотажных планеров П.А. Еремеев, планером управлял летчик-испытатель С.Н. Анохин. Вследствие большой массы и малой обтекаемости «КТ» буксировка велась на близкой и максимальной мощности двигателей ТБ-3 со скоростью 130 км/ч. И все же скорость подъема аэропоезда была недостаточна; самолет едва поднялся на высоту 40 м. Попытка увеличить скорость до 140 км/ч не увенчалась успехом; аэропоезд начинал снижаться, при этом стала повышаться температура воды в системе охлаждения двигателей, что могло привести к их перегреву.
 
Неудача вынудила Еремеева принять решение о выводе аэропоезд в район близлежащего аэродрома. Планер был отцеплен. Анохину будучи высококлассным пилотом совершил успешную посадку. Приземлившись, он запустил мотор танка, не сбрасывая крыльев, тронулся к командному пункту аэродрома.
 
Не обошлось без курьеза. Вынужденную посадку неопознанного летающего объекта никто не ждал. И начальник аэродрома по боевой тревоге поднял расчет зенитной батареи. А когда летчик-испытатель вылез из машины, он был задержан охраной аэродрома. Своевременное прибытие аварийно-спасательной команды ЛИИ разрешило ситуацию. А ведь дело могло обернуться намного хуже.

«Охрана аэродрома приняла неизвестный летательный аппарат за немецкий, и Анохину пришлось несладко, когда он пытался доказать обратное», - это строки из автобиографии летчика. Повезло, что не сбили в воздухе свои.

 
Танк самостоятельно прибыл в поселок Стаханово (ныне город Жуковский) к аэродрому ЛИИ.
 
В акте об испытаниях опытного планера отмечалось следующее. Необходимо увеличить триммер руля высоты, постановки штурвального управления с червячной передачей, внести конструктивные изменения в аэродинамическую компенсацию элеронов и управление закрылками.
 
В целом, указывалось, что задача создания летающего танка решена; ошибки устранимы.
 
Вот некоторые из них.

Модель планера и танка была выполнена без тросов, соединяющих бипланную коробку крыла и оперение, и без моделирования гусениц танка. Это привело к ошибке в расчетах аэродинамических свойств «КТ» и требуемой мощности двигателей самолета-буксировщика. Также, не было учтено сопротивление воздуха, что не позволило двигателям ТБ-3 поднять планер на требуемую высоту и впоследствии усложнило управление планером в процессе полета.

В целом же признавалось: испытательный полёт «показал, что идея летающего лёгкого танка целесообразна и вполне осуществима».
Суворов именует данный проект КТ. Действительно, в литературе систему ЛТ иногда именовали «крылатым танком», или КТ.

К слову, в 1945 году и японцы построили аналогичный аппарат для доставки по воздуху специально спроектированного для этого небольшого танка. Планер Ку-6 имел крыло площадью 60,3 кв. м, полетная масса всего комплекса составляла 3,5 т, но в воздух он не поднимался. (Техника молодежи 1990 № 6. С. 46-48.)
 
Итак, Суворов выдает желаемое за действительное. Факты свидетельствуют о том, что так называемый КТ не мог быть использован Сталиным для нападения и завоевания Европы.