Что нашей душе угодно

Для начала я остановлюсь на  банальнейшем факте - любой из нас был когда-то ребенком. А некоторым, даже  давно вышедшим из детского возраста, все равно приходится иметь дело с детьми. Коли родил, надо же их не только кормить-обувать, но еще и воспитывать как-то. Можно на самотек дело бросить - пускай себе растут, как сорная трава. Однако из сорной травы в основном сорняки да бурьян вырастает. Неприятно, вот и приходится брать в голову вопросы «душевного воспитания». Раньше, к примеру, в прошлом веке, особенно можно было и не думать. Существовала куча социальных институтов, исправно воспитывающих поколение за поколением. В первую очередь, конечно, был его величество Двор, со своей свободой и этикой, страстями и бедствиями, друзьями и врагами. Кроме того и в школе наличествовала четкая структура «октябренок-пионер» и далее. Существовала жесткая цензура всего на свете, включая детские книжки, журналы и фильмы. И не было неуправляемого вечно работающего телевизора, не говоря уже об интернете. Поход в кино для просмотра мультиков представлял собой целое событие.  
 
Я не хочу сказать, что дворовая жизнь была благостной и чинной, отнюдь. Но она была реальной и четко давала понять, что каждое действие вызывает противодействие. И определяла масштабы этого противодействия. Боль от удара была ощущаемой болью, а кровь из разбитого носа текла настоящая. Почему-то мне кажется, что может быть по этой причине  детские книжки и фильмы тех времен были гораздо добрее. И вот уж точно красивее и добрее были мультфильмы советских времен. А сейчас посмотришь на некоторых мультперсонажей, и оторопь берет - да чего же они все уродцы-то такие?! А игровые фильмы для детей исчезли вообще, ушли в небытие как раздел российской кинематографии. Как ни стараюсь, не могу припомнить ни одного фильма для детей, ни хорошего, ни плохого,  который был бы сделан в новом тысячелетии.    

Про компьютерные игры уже даже и говорить не хочется, настолько эта тема навязла в зубах. Говорят, кричат, пишут, запрещают - а ничего не меняется. Закрываемые (с милицией!) игровые салоны восстают как птицы Фениксы из пепла. И бесполезно плакаться, что дети ничего не читают. Да они в стрелялки-б
родилки еще не наигрались, а вы «книжку почитай!» От крови, льющейся на экране монитора или телевизора, тебе самому не бывает больно. Большинству подростков в голову не приходит, что лихо исполняемые на экране бравыми героями трюки смертельно опасны в реальности. Это только в фильме герой, кувырком прокатившись по лестнице пару пролетов, тут же вскакивает на ноги и продолжает махать мечом, саблей или чем они там еще машут. В реальной жизни после такого падения самое меньшее получишь с десяток переломов, а, обычно, просто распрощаешься с жизнью. Все мы далеко не Ваньки-встаньки. Но наглядевшись на профессиональные трюки каскадеров, подростки утрачивают меру боли, теряют чувствительность к своей и чужой боли.  

«Она читала достаточно милых историй о детях, которые сгорели заживо, или достались на обед диким зверям, или попали еще в какие-нибудь подобные неприятности, а все лишь оттого, что не желали помнить простые правила, которым их учили друзья -- например, что раскаленной докрасна кочергой можно обжечься, если держать ее голой рукой слишком долго; или, что если слишком глубоко разрезать палец ножом, то обычно идет кровь; или -- правило, которая Алиса никогда не забывала -- что если выпить слишком много из пузырька с надписью
«Яд", то почти наверняка, рано или поздно, почувствуешь недомогание».

Это цитата из знаменитой детской книги Льюиса Кэрролла «Алиса в стране чудес» (в переводе Юрия Нестеренко). Я и дальше не смогла удержаться от цитат из нее, очень уж мудрая книга, не устаревающая. Ее логические парадоксы, шутки и игра смыслов завлекают одинаково и детей и взрослых.

Итак,  что же мы имеем с «душевным воспитанием» теперь, в наше переменчивое время. Какая информация воспитывает наших детей? Ведь хотим мы этого или не хотим, но они  находятся в современном информационном пространстве по праву  рождения. Читаю я порой статью в интернете, или на бумаге, или, не дай бог, телевизор включу,  и думаю: «Господи, что же мы делаем». Для чего мы это в
се пишем, и какие чувства у читающих и смотрящих хотим пробудить? Частенько называют это русской привычкой ковырять рану, да еще подсыпать соль, чтоб покрепче было. Иногда говорят о привычке выворачивать одежду и душу наизнанку. Да как ни называй, суть одна - чем острее, чем чернее, тем, якобы, лучше. А душа-то она субстанция нежная и трепетная. Повыворачивай ее разок, другой, третий, ... десятый - становится она заскорузлой как кирзовый сапог. И тогда уж бесполезно к ней взывать. Помните, что случилось с ребенком, которому некая герцогиня пела странную колыбельную

«Будь груб с малюткой, и, грубя,
Лупи, коль он чихает;
Специально дразнит он тебя,
Нарочно досаждает.
Припев (хором подхватили кухарка и малыш):
Вау! Вау! Вау!
Пока Герцогиня пела второй куплет, она яростно раскачивала ребенка вверх-вниз, и бедняжка вопил так громко, что Алиса с трудом различала слова песни:
Я сына бью и буду бить
Едва он зачихает;
Он мог бы перец полюбить,
Однако не желает!
Вау! Вау! Вау!»   

Можно предположить, что  шустрая пишущая, снимающая, сочиняющая братия (так и хочется  сказать щелкоперы) свято уверена в своем праве и предназначении: лечить подобное подобным. Вот чем больше пакостей про нашу многострадальную школу напишешь в газете или изобразишь на экране, тем скорее она з
асияет благостным светом.

«Если бы он вырос, - сказала она себе, - то был бы ужасно уродливым ребенком; а поросенок из него вышел, по-моему, вполне симпатичный».

Страшно даже подумать какие примеры для подражания могут углядеть еще незрелые, но уже
«заскорузлые» души в скандальном сериале «Школа». Конечно, конечно, он правдиво и справедливо рассказывает об отвратительном состоянии дел в современных учебных заведениях. Кто бы с этим спорил, кто бы об этом не знал. Честно признаюсь, я этот сериал не стала смотреть. С меня вполне хватило рекламных роликов про него, тогда еще «будущий», которые беспрерывно крутил первый канал, чтобы создалось стойкое отвращение.

«- Кстати, что стало с ребенком? - спросил Кот. - Я чуть не забыл спросить.
- Он превратился в поросенка, - ответила Алиса совершенно спокойно, как будто Кот вернулся обычным способом.
- Я так и думал, - сказал Кот и снова исчез
».

Но чувство отвращения  - это реакция взрослого человека, с устоявшимися нравственными и мо
ральными критериями.  Другое дело дети, представляете, какое стадо подросших  поросят мы будем иметь в итоге. Ходят слухи, что вслед за «Школой», киношники готовят новую «бомбу». На этот раз решено поведать о жути, творящейся в отечественных больницах и армии.  М-да…, велик замах, выдюжат ли?

«Дом был так велик, что она предпочла не подходить ближе, пока не съела достаточно от левого куска гриба и не выросла до двух футов».
Тема должна быть еще более душещипательной и многообещающей. Вы только вообразите: да если подходящих актеров подобрать, то там таких страстей можно наворотить, что ни один американский у
жастик и в подметки не сгодится. Никак неймется борцам за правду. Однако причины такого правдолюбия, скорее всего, лежат совсем в другой плоскости.

«Первое, что я должна сделать, - сказала себе Алиса, пока брела по лесу, - это вырасти до моего правильного роста; а второе - отыскать дорогу в тот чудный сад. По-моему, это самый лучший план….
План получился, без сомнения, отличный - изящный и простой; единственная трудность состояла в том, что Алиса не имела ни малейшего понятия, как воплотить его в жизнь».

Режиссер нового сериала может декларировать свою цель как угодно, это совершенно неважно. Это его
личная стратегия. А тактика у всех все равно одна - привлечь максимальное число зрителей, читателей, слушателей, поэтому под них и подстраиваются. С экранов телевизора изливается  дрянь, потому что мы лучше всего реагируем на дрянь. Кроме того, дрянь проще и быстрее сочинять, меньше затраты. А над серьезной передачей пришлось бы еще работать. В итоге, если при меньших затратах - больше отдача, зачем что-то другое делать. Слаб человек, и очень тонок в нем налет «цивилизованности». Биологам хорошо известно, что число особей-альтруистов в любой популяции любого вида ничтожно мало, человек как биологический вид не исключение. Большинству вполне нормального, приличного и законопослушного  народонаселения приятно пощекотать себе нервы: «Ах, вы только посмотрите что делается! Ну, уж со мной-то этого никогда не случится». Случится, случится!  Даже не сомневайтесь. Вот он, ваш милый прелестный крошка, весь вечер проводит рядом с вами на диване перед телевизором (а куда его, скажите, пожалуйста, денешь, коли сил от экрана оторваться нет?). И впитывает как губка всю ту дрянь, что с экрана на него выливается. Образцы для подражания крепко застревают в его голове и рано или поздно сработают.
 
«Ты бы еще сказала, - подхватил Мартовский Заяц, - что «я люблю то, что получаю» - это то же самое, что «я получаю то, что люблю»

В каком-то смысле мы получаем в подрастающих детях то, что так любим смотреть с экрана телевизора или кинотеатра. Ну, хорошо, мне могут возразить, мол, сериалы - это для обывательской публики с ее низменными инстинктами. Другое дело образованная аудитория, интеллектуалы, свободомыслящие и правдолюбивые люди.  Они обожают ходить по театрам, концертам и галереям - это вам не хухры-мухры. И детей к такому хождению приучают. Главное, чтобы все было в современном духе, а не какая-нибудь туфта прошлого века с бантиками-цветочками, шляпками  и робкими признаниями в любви.

Но зрелище-то они зачастую получают ничуть не лучше чем по презираемому обывательскому телевизору. К примеру,  в екатеринбургском  Театре Юного зрителя  не так давно  был показан данс-спектакль «Вот так», в котором на сцене присутствовали полностью обнаженные актеры. Очень современная постановка, по утверждению хореографа Гаэля Доминжера,
«уровень этой постановки - это уровень европейских театров» (http://vesti.kz/art/42403/).  Не знаю, не знаю…, может быть каким-нибудь продвинутым  малышам (а кого же еще в ТЮЗ водить?) такое не впервой видеть. А мне бы не очень хотелось своего ребенка в этот театр  вести. Потому что я не совсем уверена, какие инстинкты в нем подобный спектакль будет пробуждать. Впрочем, голые актеры на сцене нынче модно. Похоже, без них  и «Золотая маска» будет не в радость. Берем в качестве примера парочку спектаклей.

Первый только что был номинирован на «Золотую маску». Представляю: «Конек горбунок» Мариинского театра http://www.ng.ru/culture/2010-03-04/8_postmodernizm.html?insidedoc Что это за действие можете сами по ссылке прочитать, она довольно содержательная. А я только процитирую пару деталей, например, о том, как там показано подводное царство: «… на сцене примороженные зомби обоих полов в жестокой драке расшибают друг другу носы, а после совокупляются, пока Иван и верный Конек пытаются отыскать для Царь-девицы заветный перстень». Или эпилог: «Царь, последовав его примеру, в агонии погибает, и некоторое время еще болтается, вареный, на наших глазах в прозрачном чане». Бр-р-р…,  на этакое поглядевши, остается только по дереву постучать, да через левое плечо  трижды плюнуть.

Второй спектакль был номинирован на Золотую Маску уже довольно давно, в 2007 году. Я говорю о спектакле «Кетцаль» немножко скандального театра «Дерево». Вот как писали про него в Независимой газете: «Дерево» – еще один редкий образец театра пластического, театра-визионера, во главе которого стоит бесноватый гуру, гений и фигляр Антон Адасинский».

Не знаю как вы, а я предпочитаю всех гуру, а уж тем более бесноватых, обходить за километр стороной.  И с грустью вспоминаю, каким замечательным событием был когда-то, давным-давно, поход в самый простой, но такой необыкновенный Театр Кукол. Куклы там были простые и понятные, и уж точно, не голые. Дальше следовало бы остановиться на кинофильмах  для детей.  Однако, в нашей стране детский кинематограф, который раньше был широко известен в мире,  сейчас переживает далеко не лучшие времена. Так что говорить не о чем. Ну, а игрушки и музыку для детей оставим для следующего раза, чтобы не вносить слишком много дополнительного негатива в нашу и без того невеселую жизнь за один прием.