Девушка. Женщина. Бабуля

Что есть обращение? Просьба, призыв, речь, адресованные лицу (группе лиц), несущие, как правило, смысловую, семантическую нагрузку. Бывают нейтральные, бывают эмоционально окрашенные.

Как-то сложно у нас с обращениями. Общепринятые и устоявшиеся были «сударь» и «сударыня» после памятного выстрела поменялись на «господин хороший» и «барышня», но это продержалось не так уж и долго, стремительна революционная поступь, родилось классовое бесполое «товарищ», продержавшееся наряду с «гражданином» и «гражданкой» вплоть до нашего светлого будущего. Не кривя совестью, признаем, что обращение «товарищ» по отношению к женщине довольно быстро исчезло.

И то правда, какой женщина нам товарищ? Но она есть, и как-то звать ее надо, и в обиход прочно и надолго (кажется, навсегда!) вошли слова-обращения «девушка», «женщина», «бабуля». А? Знай свое место, ниже пола не опустим! Наши дамы, бывшие сударыни и товарищи, в долгу не остались и влупили конкретно по половому же признаку: «Мужчина! Куда без очереди?!»

Вы можете себе представить английского полицейского, который обращается к женщине, собирающейся перейти английскую же улицу: «Вумен! Куда вас на красный свет несет?!» Нет, он скажет ей вежливо: «Миссис, о Вас в морге уже интересовались, сообщите им свой банковский счет, плиз». Или, например, хозяин-булочник в своей французской булочной – даме: «Эй, фамм, не хватайте своими руками всю выпечку, на всех не напечешься!». Нет, он ей скажет: «Мадам, Ваши булочки – не чета моим!».

То есть, везде как-то все есть и в нормальном виде: в Испании сеньоры и сеньориты, в Италии слышишь –  синьор, синьора, синьорина, во Франции – месье, мадам, мадемуазель (песня, да?), пан и пани в Польше, в Японии, Индии и всюду не очень далеко от них – господин и госпожа, в англоязычных странах – естественно, мистер, мисс и миссис, у немцев – фройляйн, фрау, герр и т. д. Про пигмеев и бушменов ничего не скажу, не знаю. Но мы-то не племя, чего ж у нас-то такие трудности?
Да, конечно, мы выкручиваемся.

Придешь на работу:
«Девчонки, привет!» Возраст от 20 до 70. Нормально.
«Народ, киньте сотню до зарплаты!» Демократично.
«Люди! У меня опять мышь висит!» Хорошо. Все откликнулись.
Начальство пришло: - «Коллеги! Премии в этом месяце не будет.» Все равно приятно.
На производстве: «Мужики! Кто,…, эту …, …!» Отлично. Подставьте сюда «господа» - не звучит.
 
Проще в больницах. «Больной, встать-лежать!», «Больная! Куда вы претесь?! Этот проход не для вас!». Доходчиво и внятно, все на своих местах, лишь шепнешь в ответ жалобно: «Сестра…».

В принципе, довольно удобно вводить обращения по месту функционального нахождения и предметного пользования, в некоторых местах это уже используется. Например, в армии: «Солдаты! Наша армия отступает!», в поездах-самолетах: «Пассажиры! Не мешайте кондуктору и отойдите от кабины пилотов! Пассажир в 9-м ряду место «А»! Проснитесь, мы сегодня не летим!» Здорово, да? А вот как в столовых только? Ему – едок, а ей? Опять дискриминация.

Делаются неуверенные попытки вернуть «взад» раритеты – сударя и сударыню. Пока еще с налетом насмешливости, типа «я шучу», или с сарказмом – если перед тобой политический враг, но пока – в целом – мечутся между «товарищами» и «господами».

Но обращение «товарищ» до неприличия быстро стало архаично-стыдным, «гражданин» – дискредитировано судебно-исполнительной властью, мерещатся следственные изоляторы и залы суда, а обращение «господа» в нашей стране звучит глупо и неестественно, как бы мы ни хотели.

«Что делать?», – доносится из тьмы веков. «Не знаю», – отвечаю я.
А вы?

И чтобы прониклись вы, дорогие читающие, этой проблемой, скорбно подписываюсь:
Аффтар нах.