Мы

Не знаю, может быть, мои рассуждения устарели. Или опоздали. Может быть, где-то - где я не знаю - живут уже и не так, как здесь, где именно я, именно живу.
 
Именно - значит, имеет имя и названо по имени. Каждый угвазданный лифт и подъезд с выбитой дверью - наше имя. Каждая нищая бабулька на пропитании в мусорных баках - наше имя.  На всех стенках и заборах - наши имена, даже если и английскими буквами. Помимо «пыльных тропинок далёких планет» наши имена в первую очередь здесь, где мы живём, страдаем, любим и растим детей. И «на» первых партах, как говорит учительница русского языка в нашей школе, сидят наши имена - добрые, хитрые, самостоятельные, эгоистичные, прекрасные и равнодушные, любимые и педагогически запущенные. На улицах, в тюрьмах, в думах и собраниях, в красных  креслах рядами - наши имена, выросшие, пересевшие из-за парт в кресла, и орущие в кухнях, и лежащие на диванах или на пляжах. Это мы, везде - мы.
 
Нельзя отделиться и сказать: вот мы, а вот они. Кто - они? Из другой галактики засланцы? Это какой такой специальный менталитет развился, благодаря которому наше общество так корёжит? Кто нам, бедным, его привил? Ой, наверно, иго проклятущее виновато, оно нас - светлых и непорочных, добрых и честных -  превратило... ну, в то, что мы видим.  Но мы не лыком шиты, отстой отдушиной называем, о спецпредназначении толкуем - лишь бы пол не мести, а задарма денюжку грести. Этакие вдумчивые халявщики с постоянными размышлениями о судьбах мира...
 
Что делать и кто виноват, пеняем мы на зеркало. Не самих же себя винить, в самом деле. Так, татаро-монголы были, шведы тоже виноваты, французы мелькали, евреи - уж несомненно, американцы - само собой... Австралия вот далековато, жаль. Зато Китай близко - затравили просто некачеством, хотя, положа руку на сердце, китайцы нам просто родные братья, по некачеству-то.
Ну что это такое?

Обратимся к народным корням, уже всеми, кому не лень, неоднократно изученным. С другой стороны, это не дорогу ремонтировать, а так, лёжа порассуждать.

Вот трагическая история о том, как некие несчастные родители решили хоть как-то обеспечить себе старость. Собрали последнее (по сусекам поскребли) и обзавелись чадом, чтобы было кому стакан воды и т.д. И что же? Неблагодарный поскрёбыш, не сказав спасибо, рванул из дома. Хорошо ещё, что не прихватил последнего, просто, видимо, что уже  взять нечего было. Кончилось плохо, но кайф словил ведь, пока катался! Вот оно наше - будь что будет, сейчас урвать, а потом хоть трава не расти.

Или Емеля, заскучал лежавши, взял да и поехал. Как поехал? Да давил всех, кто на пути попадался без разбору. Понятно, что транспортное средство из подручного (вернее, под-тельного) материала, прав, естественно, не получал, вождению не учился. Исследователи фольклора говорят, что такое отношение к пешеходам свидетельствует о царском происхождени... Понятно теперь про наших правителей?
Солдат без зазрения совести женщину обманул, с топором-то как он у неё продукты выманил, а? Поприветствуем наших лохотронщиков!

Поучительна сказка про Теремок. Строили-строили, всем мышино-заячьим миром надрывались. Пришел большой медведь и сел на всё  задним местом. Жилищные кооперативы, малый бизнес... Так зачем что-то делать, если рано или поздно всё равно ж...пой накроется?

Понятно, что простая девочка Маша, проникнув  в дом к медведям, постарается всё попробовать, а что не попробовать - то испортить. Главное - вовремя удрать. И малыши, слушающие сказку, облегченно вздыхают - убежала! не наказали!

Емеля щуку выловил, старик - Золотую рыбку, лиса волчьим хвостом рыбки наловила, батрак попа обманул, служивый - женщину, лисица - ворону, про вершки-корешки тоже все наслышаны и т.д. и т.п.

И все ведь - исконные, наши имена. Даже Буратино, этнический итальянец, тоже наш- и в школу не ходил, а  дверь к счастью для всех открыл! Так ведь в большинстве русских сказок богатство приходит чудом, а не трудом, поэтому, приятного вам егэ, дети, спите спокойно, чудо на нашей стороне.

Вот лежу я на диване и думаю: Емеля на печи лежал? Лежал. Илья-Муромец на печи лежал? Лежал да еще как - аж тридцать лет и три года. Иван-дурак лежал? Да по жизни! Вот они - корни! Ничего не делать - и сразу в дамки.  Вот и лежу...