Приемыш

Спасите  их души

За последние пять лет «тронулся лед» в вопросах усыновления  детей-сирот  и детей, чьи родители лишены родительских прав. Популяризация этой идеи была инициирована на самых высоких уровнях. Вышло постановление о денежных пособиях, сравнимых с неплохой по меркам провинции зарплатой, приемным  родителям. Начали сниматься в массовом порядке художественные фильмы — талантливые и не очень, раскрывающие полные драматизма истории сирот, и лучший из них — «Итальянец».
 
Там маленький глазастый мальчишка, сбежав из детского дома, преодолевает расстояние между городами, попутно спасаясь от погони  (а его хотят поймать,  потому что уже найдены усыновители из Италии)  для того, чтобы найти маму. По дороге он попадает в разные передряги, столь характерные  для провинциальной  России, когда на вопрос «Не подскажете, как пройти на улицу Ленина»?  сердито отвечают: «Чево-о-о»? Но потом все-таки подсказывают — как пройти, кормят, дают ночлег. То есть встречают  парня  «по-нашему», примерно так же как Баба Яга Иванушку — руганью, но потом  «в баньке парят  и волшебный клубочек дают». А он, кстати, не обижается и никого не боится, ему некогда — он маму должен найти ДО того, как его поймают.
 
Финал фильма условно хороший. То есть маму мальчик находит, вот только зритель так и остается в неведении — кто она такая и почему ребенка своего отдала в детдом? В воздухе витает вероятность того, что мальчик будет возвращен обратно в казенное заведение, а оттуда отправится прямиком в Италию. И хоть убей, мне лично хочется, чтобы так оно и  было. Нет у меня доверия к пьющим провинциальным теткам, которые сдают детей государству. К усыновителям из Италии у меня доверия больше. Хотя кто-то с гипертрофией патриотизма может на это мне и возразить, что родина, мол, одна и на ней всегда лучше. Но я все равно сомневаюсь.
 
Даже после нескольких трагических  случаев за границей  с российскими сиротами, я все же полагаю, что  несчастные случаи и сумасшедшие усыновители в каком-то проценте обязательно будут — здесь ли, там ли. Но тысячи  маленьких  новоявленных американцев, итальянцев и «прочих шведов», которые вдали от родины нашли  настоящую семью, на мой взгляд,  реабилитируют идею зарубежного усыновления. Просто надо  без ложной патетики и  красивых слов про великую страну признать, что в этом вопросе у нас пока только беспросветный мрак, стыд и позор.
 
 
В «Итальянце», например, мы увидели, какого ужаса полна жизнь маленького  ребенка, попавшего в провинциальный российский детский дом. И есть подозрение, что в реальности  этот ужас еще ужаснее. Недаром  российские законодатели запретили администрациям детдомов  определять ребенка на  (внимание) ПРИНУДИТЕЛЬНОЕ ПСИХИАТРИЧЕСКОЕ ЛЕЧЕНИЕ. Это была такая широкая практика, такое любимое воспитательное «па»  директоров  провинциальных интернатов и детдомов, что 80% детей выходили из  интернатов с психическими диагнозами (ну конечно, 4 раза лежал в психушке, кто же ты после этого).   
 
Как взяли, так и  отдали

В общем, так или иначе, общество поняло, что  с этим всем  надо что-то делать. Как-то детей надо спасать от этого кошмара. Параллельно как раз  и  государство зашевелилось. Стало агитировать семьи за усыновление, подкрепляя это матпомощью.  Журналы и газеты со своей стороны тоже делали все возможное, чтобы общество поняло: надо брать таких детей в свои, российские,  семьи. Чтобы мы все осознали, что брать в семью неродного ребенка — вполне нормально, недаром же в Западных странах это стало обычным делом.

Схема, по которой ребенка можно  взять в семью, выглядит  следующим образом: для начала оформляется  опекунство, при котором ребенок может  жить и воспитываться в семье, а  уже по прошествии определенного срока, родители  могут «опекаемого» усыновлять.
 
И вот, самое главное. Когда  семьи стали активно  оформлять опекунство над сиротами, когда стали брать в семьи по 2 и 3 ребенка и казалось уже, что еще чуть-чуть и  позорная  проблема  сотен тысяч  брошенных детей  будет у нас  преодолена,  неожиданно  оказалось, что, практически,  60%  опекунов через некоторое время…приводили и приводят  детей обратно, оправдывая себя тем что « у него трудный характер», «она ворует и матерится» и  вообще «дети безнадежно испорчены, а мы просто не рассчитали свои силы». Тем  самым дети были преданы уже второй раз, а некоторые даже третий и четвертый.

Аналогичный случай, напомню, с  иностранкой, возвратившей российского  ребенка как ненужную вещь, взорвал общественное мнение. Все мы справедливо негодовали — как так? Но ведь напрашивается вопрос — отчего этот случай в СМИ был обсмакован  очень тщательно, а про аналогичные случаи в России пишут не очень — то? Тут ведь возмущение на кого можно будет направить? Только на самих себя, а это очень  неприятно.
 
Поищем причины?

Специалисты  полагают, что это издержки той стремительной кампании по пропаганде усыновления, которая стала проводиться в абсолютно неготовом для этого обществе. Обществе, где 70 процентов живут ниже уровня бедности, в связи с чем  у  половины приемных родителей есть  вполне конкретный интерес в этом деле, а именно — материальный  (особенно это касается провинциальных городков и деревень). Обществе, где благотворительность носит разовый характер, а слово «меценат» вообще практически забыто. Обществе, где не приемлют детей-метисов (а очень большая часть приемышей – это плоды интернациональной любви). И, наконец, обществе, где многим довольно трудно материально обеспечить и своих родных детей, ведь зарплаты родителей зачастую хватает только на самое необходимое, а ведь хочется обеспечить детям и хорошее образование, и хорошее медицинское обслуживание, и купить им компьютер с велосипедом. Куда уж тут обеспечить еще и приемыша.
 
Но самая главная причина  этих «возвратов», видимо, то, что, решившись  на подобный шаг от избытка эмоций  после очередной трогательной телепередачи, человек мало представляет себе —  какой колоссальный духовный и душевный это труд — полюбить чужого ребенка.  Ведь взять его в свою семью нужно не для того, чтобы самому не было скучно, а для того, что посвятить ему свою жизнь. Именно приемный родитель для  и ради малыша, но никак не наоборот!
                       
Готовы ли вы?

Поэтому хочется сказать следующее. Да. Детей-сирот жалко. Да. Это позор, что их в нашей стране СТОЛЬКО! Но, ради Бога, прежде чем входить с ребенком в контакт, и тем более, забирать его к себе домой, взвесьте – готовы ли вы любить его БОЛЬШЕ, чем себя. Готовы ли прощать ему его порой небезобидные выходки? Готовы ли растопить своей любовью и нежностью сердечко маленького волчонка, который на своем веку хлебнул столько, что вам и не снилось?

И если ваш ответ хотя бы на один пункт: «Нет», лучше не пытайтесь стать приемными родителями, потому что в один грустный день вы вернете приемного ребенка «туда, откуда взяли». А у него уже нет места на душе, где уместился бы еще один новый шрам, понимаете?