История одной ссоры

Как поссорились Н. и Ф.
 
Да простит меня Господь за то, что я берусь за эту тему, возможно, не имея на то никакого морального права — наверное, надо быть человеком глубоко верующим и воцерковленным, чтобы рассуждать о подобном. Но ведь богохульствовать я не собираюсь, а всего лишь хочу проследить за неким отрезком истории христианской церкви, а церковь суть институт человеческий. Люди, служащие Богу, все равно остаются людьми, они подвержены тем же страстям и тем же слабостям, тем же заблуждениям, что и обычные.
 
Вот как, скажите, понять обычному человеку — отчего никак не наладится диалог между Русской Православной церковью и Ватиканом? Существует ли между ними настолько существенная разница, что столетиями не дает не то, чтобы экуменистически объединиться, но хотя бы сблизиться? Про католическо-протестантские отношения хоть как-то понятно — там была Реформация, войны, кровопролитие, Мартин Лютер, Ян Гус, казни протестантов, наконец, Варфоломеевская ночь, о которой все знают благодаря писателю Дюма. А в истории Западной христианской и Восточной христианской церквей никаких войн не было, да и вообще до XI века существовала единая христианская вселенская церковь, которая затем отчего-то раскололась на две, да какие непримиримые! Почему же произошел этот раскол?

Это совершилось задолго до того, как христианская религия распалась на католицизм и православие, а позднее протестантизм. И тут, как ни странно, опять же сыграл роль обычный человеческий фактор — стремление к власти константинопольского патриарха Фотия и римского папы Николая I привело к серьезнейшей ссоре между ними, свершившейся не без помощи императора Византии Михаила III (опять -таки человеческий фактор), и заварилась такая «каша», которую паства обеих церквей расхлебывает по сей день.
 
Предыстория вопроса

Конечно, противоречия между Восточными и Западными патриархами (в будущем — православными и католическими) возникли не в один день. Первым «звоночком» был раздел в 395 году Римской Империи (да-да, опять все дороги ведут в Рим), именно тогда были «посеяны» зерна амбиций каждой из сторон на единоличное руководство Христианской церковью, которые впоследствии «разрослись» аж до раскола.

Итак, Римская империя разделилась, и после этого процесс развития этих территорий пошел по-разному. На Западе, там, где ранее были римские провинции, расселились германские племена и довольно скоро образовались самостоятельные феодальные государства. На Востоке же, в Византии, на века сохранилась огромная территория и мощная императорская власть, так сказать, «вертикаль». На Западе в молодых государствах быстро развивались процессы феодализации — все эти вассалы и сеньоры, покровительство крестьянам в обмен на зерно, корольки и их свита, сбор налогов, армия и т.д.

В соответствии с этим церковь старалась соответствовать новым экономическим отношениям — она быстро вносила поправки в своё вероучение и обряды, в толкование постановлений вселенских соборов и христианских догматов. А вот восточной церкви этого делать не понадобилось, поскольку феодализация восточных областей бывшей Римской Империи шла очень медленно, а общественная жизнь отличалась крайней консервативностью и застоем (опять знакомое слово, ну надо же). И не было у восточнохристианской церкви потребности меняться — зачем? Поэтому, видимо, православие всегда было сильно в странах с застойным характером общественной жизни, и по сей день оно отличается столь высокой степенью консервативности и архаичности, поэтому слово «обновленец» в ней звучит почти как ругательство, а прихожанку без платка редко в какой храм пустят. Ну а католичество, несмотря на присущую ему в какой-то степени тягу к традиции и старине, все же научилось быть гибким, и именно поэтому укрепилось в тех странах, где происходили бурные перемены в экономической и социальной жизни.

Шли столетия. Западная церковь оказалась неким связующим звеном для населения нескольких самостоятельных государств, и ее духовенство постепенно сумело создать мощнейшую церковную организацию, с единым центром и единым главой. Постепенно она обрела огромное экономическое и политическое влияние, превратившись в крупнейшего феодала и в мощный авторитет, соперничающий с королями. В то же самое время на Востоке было целых четыре крупных христианских центра, главы которых конкурировали и даже зачастую враждовали между собой за первенство, что не могло не ослаблять Восточную церковь. Ее удел — оставаться в подчинении светским государям. И при этом римское папство и византийская патриархия постоянно боролись между собой за господство в христианском мире. Нет, все-таки ничто человеческое патриархам не чуждо — власть всем по вкусу!
 
Час Х и его последствия

 Апофеозом «дружественного противостояния» и явился упомянутый уже инцидент между Патриархом Фотием и императором Михаилом III с одной стороны и папой Николаем I. В 857 году император низложил одного патриарха, а возвел на патриарший престол другого — угодного ему. Это возмутило папу, и он в свою очередь объявил нового патриарха низложенным, а заодно (ну кто бы упустил такой шанс) предъявил византийскому императору и территориальные претензии. И с тех самых пор началось противостояние двух церквей, каждая из которых периодически выдвигала против другой разные обвинения и вообще сомневалась в том, что соперник «правильно» верит в Христа. Хотя догматические разногласия сводились всего к нескольким вопросам, например, византийская церковь признавала происхождение святого духа только от бога-отца, а римская церковь — и от бога-отца и от бога-сына.

Римская церковь выделяла культ непорочной Девы Марии, ставя его даже над культом Христа, с чем не была согласна церковь византийская и т.д. Обрядовые разногласия тоже были, например, восточная церковь отрицала необходимость поста в субботу, западное духовенство в отличие от восточного принимало обет безбрачия, в западной церкви диаконов возводили прямо в епископы, что было невозможно в церкви восточной, и.т.д. Но особое раздражение восточных патриархов вызвало то, что канонически римский папа присвоил себе права быть главой и судьей всей христианской церкви и это сделало его выше любых вселенских соборов.

 
В общем, не такие уж непримиримые противоречия, согласитесь, но, тем не менее, каждая из церквей в течение долгого времени подкладывала друг другу разные «шпильки», например, оспаривала легитимность соборов, которые происходили на территории противника, а в своих официальных документах называла себя «вселенской» — в пику ему же.

С тех пор прошли века. Были крестовые походы, рыцарские ордены, инквизиция и охота на ведьм, раскол православной церкви и патриарх Никон, реформация и возникновение протестантизма с ответвлениями в виде баптизма и других небольших церквей. Церковь сегодня в подавляющем количестве стран отделена от государства, а папа римский хоть и остается ключевой для католиков фигурой, все же не может претендовать на главенство над президентами и парламентами. Многое изменилось. Вот только наследники западной и восточной христианских церквей — католическая и православная — по сей день не нашли общего языка. Видимо, нужна чья-то мощная добрая воля, чтобы примирить непримиримых. Человеческий фактор опять же нужен, или я не права?