Кесарю кесарево

Суд высшей инстанции Ниццы 20 января 2010 г. назвал собственника Свято-Николаевского православного собора в Ницце, на который претендовали Россия и Православная ассоциация Ниццы. Спор был удовлетворен в пользу первой. История началась много лет назад, и не в ноябре 2006 года, когда Россия предъявила свои права на Свято-Николаевский собор, а гораздо раньше.

Напомню, Свято-Николаевский собор был построен в  Ницце в начале XX века, в парке Бермон, купленном некогда российским императором Александром II на его личные средства. Правда, строительство собора было начато позже — тридцать лет спустя после — вдовствующей императрицей Марией Федоровной. А закончено в 1912 году при императоре Николае II. Последний российский царь даже пожертвовал часть собственных денег после того как выделенные на собор средства закончились. Освящение храма состоялось зимой 1912 года в день святителя Николая. Его прихожанами вскоре стали многочисленные русские, эмигрировавшие из России. Многие из них были и похоронены здесь же, на русском кладбище Ниццы.

В 1909 году между Николаем II и Санкт-Петербургской епископией, согласно истории империи, был подписан договор о бесплатной аренде собора на 99 лет. Срок аренды истек 31 декабря 2007 года. За два года до окончания срока Россия обратилась с просьбой провести в храме инвентаризацию всего находящегося там имущества. Однако арендатор отказался признать Россию собственником и объявил себя хозяином храма.


К прошлому, в ходе слушаний, апеллировали обе стороны. Например, адвокат православной ассоциации во Франции Антуан Шатен заявил, в документах упоминается о том, что еще российский император Александр II выкупил земельный участок «по личному желанию», а в земельном кадастре записаны имена сразу трех российских царей.
 
Российская сторона, по словам The Daily Telegraph, в свою очередь сообщила, что Александр II расплатился за строительство храма средствами императорских фондов. Как заявил на слушании адвокат Ален Кондино, представляющий российское государство, в контракте на строительство, подписанном в 1865 году, содержится фраза «во имя императора всея Руси», а указ Николая II, датированный 1908 годом, называет собственником собора Министерство императорского двора — государственный орган, объединявший все части придворного управления.

Как обычно, в таких вопросах, не обошлось без деятельности черных «пиарастов» и взаимных выпадов. Кондино подчеркнул, что православная ассоциация стремится оставить храм за собой исключительно из финансовых соображений. Дело в том, что Свято-Николаевский собор, имея около трехсот икон, входит в число самых посещаемых достопримечательностей Лазурного Берега. Ежегодно 100-150 тысяч человек желают осмотреть собор, а стоимость входного билета равняется 3 €. Весьма незатейливая арифметика  указывает на весьма не скудный доход храма (и это только от туристов).

Православная ассоциация, арендовавшая собор в начале XX века и передавшая его под контроль Константинопольской патриархии, парировала заявление. По ее словам, Россия пыталась захватить контроль над храмом для того, чтобы перевести его в ведение Московской патриархии и, таким образом, в ведение Кремля. По мнению отца настоятеля Свято-Николаевского собора, протоиерея Иоанна, вопрос заключался в том, кому принадлежит земля, на которой построен собор.

«Российская Федерация должна доказать, что покупка земли Александром II носит государственный, а не личный характер. Наша сторона в свою очередь считает, что эта покупка была частная», — отметил протоиерей.

Представитель посольства РФ, присутствовавший на заседании, заявил: «Землю приобрел Император как собственность кабинета Его Императорского Величества. Потом было распоряжение Временного правительства, в соответствии с которым собственность кабинета Его Императорского Величества стала государственной собственностью. Так как Российская Федерация является государственным продолжателем и Советского Союза, и Российской империи, то эта собственность должна принадлежать российскому государству».

Но тут получается неувязка. Дело в том, что большевики отказались быть правопреемниками императорской России, поэтому сей аргумент, как мне кажется, с юридической точки зрения не совсем корректен. К этому апеллируют и сторонники прихода: «Россия признает себя наследницей Советского Союза – это наше принципиальное расхождение. Пока в СССР храмы подвергались разграблению, русская община Ниццы сохранила красоту дома божиего».

Секретарь Совета экзархата русских западноевропейских приходов (Константинопольский Патриархат) Михаил Сологуб напрямую завил, что считает иск, поданный российской стороной «нечестным», поскольку «Советский Союз родился из большевистской революции, предводители которой вынесли решение о расстреле царя и его семьи».

Логическим результатом этих дебатов стало решение суда высшей инстанции Ниццы от  20 января 2010 года в пользу России. РИА Новости привела слова председателя Второй палаты суда Лионеля Ляфона: «Российская Федерация является единственным собственником земли, собора, а также всего имущества Собора».

Позиция же выигравшей стороны по этому вопросу вполне очевидна. «Я полностью удовлетворен этим решением, - заявил журналистам представитель России Ален Конфино. - Я выражаю уважение суду высшей инстанции Ниццы за строгость его решения. Я также отдаю должное независимости судей, которые смогли отклонить политические и религиозные соображения, которые защита хотела включить в дело. Мы преодолели решительный этап. Суд принял всю аргументацию, которую мы собрали».

«Я удовлетворен решением суда, - вторит ему министр культуры Александр Авдеев, - земля и недвижимость возвращаются законному владельцу». Это и логично. Интересен другой момент. Вынося подобный вердикт, французский суд признал современную Россию правопреемницей царской России, создав прецедент.

И, дело не только в этом. Свято-Николаевский собор находился в ведении особого церковного образования - Западноевропейского экзархата русских приходов Константинопольского патриархата. Это крупнейшая после Зарубежной Русской православной церкви (РПЦЗ) православная юрисдикция, возникшая в русской эмиграции. Собственно, она и проиграла суд. Теперь Россия может распоряжаться собором по своему усмотрению - например, передать его Московскому патриархату, который давно пытается убедить эмигрантов вернуться в лоно Русской православной церкви.

Возникает другой вопрос, пойдет ли Москва на уступки нынешней эмигрантской общине, оставив Собор в их пользовании или или потребует освободить помещение. А может быть потребует  войти в лоно РПЦ (как это недавно сделала РПЦЗ). Ответить на него пока сложно.

История экзархата весьма непроста. Он появился в 1931 году. В него вошли духовенство и паства под управлением митрополита Евлогия (Георгиевскиого). В отличие от зарубежников, он до последнего момента старался не ссориться с Московским патриархатом, пока под давлением большевиков глава РПЦ митрополит Сергий сам не изгнал митрополита Евлогия за участие в молениях о страждущей под советским игом Русской церкви. Тогда Евлогий перешел в Константинополь. Предполагалось, что это временно. В 1945 году митрополит вернулся в Московский патриархат, решив, что гонения на церковь в Советской России прошли, а церковь получила канонически избранного патриарха - Алексия Первого. Но большинство приходов экзархата за ним не пошли.

За 80 лет существования Русский экзархат превратился в целую историческую и культурную традицию. В него входят более 60 приходов по всей Европе, Свято-Сергиевский институт в Париже, один из основных богословских центров русского православия, и главная святыня русской эмиграции - кладбище Сен-Женевьев-де-Буа под Парижем.

Когда СССР распался, патриарх Алексий Второй начал вести с экзархатом безуспешные переговоры о слиянии. После короткого перемирия начала 1990-х взаимное недоверие между эмигрантами и РПЦ стало расти. Надо отметить, для РПЦ воссоединение с приходами экзархата так же важно, как и состоявшееся в 2007 году объединение с РПЦЗ. Вернув экзархат или хотя бы большую часть в лоно РПЦ, патриарх Кирилл подтвердит свою репутацию объединителя русского церковного мира. Он сам называет это своей миссией.

Эмигранты, особенно потомки первой и второй волны, — это целая субкультура, и вполне понятно их желания сохранить свою самобытность. В последние годы руководству экзархата все труднее проводить независимую от Константинополя кадровую политику, например, на должность следующего патриарха может быть выдвинут грек. Но Москве эмигранты пока не доверяют, наметившееся сближение вновь под вопросом. Виной тому судебные тяжбы и дележка Собора.

Никита Струве, директор издательства YMCA-Press и внук Петра Струве, знаменитого политика дореволюционной России, а потом эмиграции, в интервью Newsweek отметил следующее: «Захват собора — пощечина русской эмиграции».

Для экзархата Свято-Николаевский собор имеет принципиальное значение как основной источник дохода. Его бюджет — €1 млн в год. Это в четыре раза больше бюджета храма Святого Александра Невского в Париже, главного собора в экзархате.

Эмигранты напоминают: нынешний министр культуры Авдеев в свою бытность послом во Франции обещал им, что, если Россия отсудит у них храм, с ними перезаключат договор об аренде, уже от имени России. В Московском патриархате Newsweek заявили, что помнят о данном Авдеевым обещании. «Речь не идет о каком-либо разгоне или упразднении существующей в этом храме православной общины», — заверил журнал зампредседателя ОВЦС протоиерей Николай Балашов.

Идти на новый конфликт с эмигрантской церковью РПЦ невыгодно, как раз сейчас отношения между Москвой и Константинополем на небывалом подъеме. Когда Россия подавала иск в 2006 году, Москва и Константинополь стояли на разных позициях. Теперь контекст изменился. В 2008 году в Москве убедились, что патриарх Варфоломей не будет играть против РПЦ на Украине, где очень сложная церковная ситуация. Кроме того, был урегулирован вопрос с Эстонской церковью.


В прошлом году свой первый зарубежный визит патриарх Кирилл совершил в Стамбул. Как отмечали в Московском патриархате, получилась настоящая перезагрузка отношений. Теперь в России ждут ответного визита. Патриарх Варфоломей должен приехать в конце мая — это будет его первый официальный визит в Россию. Терминология напоминает обамовскую «перезагрузку» в отношении России, которая, не слишком-то успешно продвигается.
 

 
Но, стоит отметить, что попытки наладить диалог ведутся. Одним из пунктов является проведение в обозримом будущем нового Вселенского собора. По крайней мере, подготовка к нему сдвинулась с мертвой точки. «Не вижу, каким образом судебное дело, завершенное во Франции, могло бы повлиять на отношения Московского и Константинопольского патриархатов, — говорит протоиерей Николай Балашов. — Константинопольский патриархат никогда не был собственником этого храма, как и Русская православная церковь не является его собственницей». Собор теперь принадлежит России, но государство наверняка отдаст его РПЦ.

Однако, на фоне попыток сближения просматривается и возможность дальнейшего продолжения спора, поскольку Православная ассоциация Ниццы намерена подать апелляцию в суд города Экс-ан-Прованс, но, пока не известно о факте предъявления ответного иска. В таком случае, результатом «перезагрузки» может стать возвращение к status quo в отношениях. Ведь, если вспомнить, с нажатием кнопки «reset» можно решить лишь небольшую проблему, при сохранении более крупной.