Игры с разумом

У многих сочетание слов «манипуляция сознанием» на слуху. Оно либо ассоциируется с чем-то страшным и непонятным (а зачастую именно необъяснимость чего-либо является основой страха как такового), либо вызывает легкую ухмылку, в общем, у всех по-разному. Правда, с этим явлением сталкиваются не только на словах, но и в жизни любого общества, в большей или меньшей степени. Так что же это такое? И с чем сие едят?

Вкратце, в первую очередь, опишем признаки вышеупомянутой интересной материи. Существует не одно и даже не два определения этого непростого, но вместе с тем любопытного феномена.  Манипуляция сознанием представляет собой определенный вид духовного, психологического воздействия, не связанный, как правило, с физическим насилием или угрозой оного. По своей сути оно (в смысле воздействие) строится скрытно, его наличие не должно быть замечено объектом манипуляции. Как заметил один из ведущих специалистов по американским средствам массовой информации, профессор Калифорнийского университета и по совместительству однофамилец известного литератора Г. Шиллер: «Для достижения успеха манипуляция должна оставаться незаметной. Успех манипуляции гарантирован, когда манипулируемый верит, что все происходящее естественно и неизбежно. Короче говоря, для манипуляции требуется фальшивая действительность, в которой ее присутствие не будет ощущаться».

Основной целью этого процесса является, как правило, формирование представления об окружающем нас бренном мире в желательном для манипулятора направлении. Логично предположить, что также играет роль и оказание воздействия на поведение, причем чтобы объекты были уверены в том, что поступают в полном соответствии с собственными желаниями. Собственно говоря, как некогда отметил П. Фрейре, «манипуляция разумом человека есть средство его порабощения». П. Фрейре утверждает, что до пробуждения народа нет манипуляции, а есть тотальное подавление. Пока угнетенные полностью задавлены действительностью, нет необходимости манипулировать ими.

Манипулирование сознанием предполагает активное использование сферы общественной психологии, ибо эта сфера самая уязвимая, самая чувствительная для воздействия. Она включает в себя такие психические образования, присущие социальным группам и общностям людей, как потребности и интересы, сознание, чувства, настроения, общественное мнение, умонастроение; такие массовые психические процессы, как общение, убеждение, внушение, подражание; такие психические состояния, как возбуждение, подъем и спад, энтузиазм и стрессы, решимость и растерянность.

Манипулирование сознанием – это, по сути, психологическая война, которая, по утверждению американского профессора М. Чукаса, «предполагает меры пропагандистского воздействия на сознание человека в идеологической и эмоциональной областях». Психологическая война есть не что иное, как система воздействия на сознание людей преимущественно через сферу общественной психологии. Указанная система воздействия включает в себя в большинстве случаев аморальные, антигуманные средства - дезинформацию, слухи, информационно-психологические диверсии и как наиболее объемное средство - провокацию.

 

Главным средством влияния не только на молодые и неокрепшие, но зачастую и  на вполне сформировавшиеся умы являются СМИ. Они служат ретранслятором авторитетных мнений, которые усваиваются людьми, а затем воспринимаются ими как свои собственные. Особо тщательно скрывается главная цель — так чтобы даже разоблачение самого факта попытки манипуляции не привело к выяснению дальних намерений.

Как правило, успех подобных игр чужим разумом заключается в том, что общественность не желает тратить ни сил, ни времени на то, чтобы усомниться или разобраться в предоставляемой информации.

Одним из мощнейших приемов подобного воздействия  является дезинформация, которая, по мнению  французского исследователя П. Норда,  не что иное как  «оружие интеллектуального действия, агрессией против человеческого разума». Следует отметить, что ярким проявлением оной может быть не только лживая информация, но и банальная недоговоренность, когда событие освещается частично, когда на суд публики выносят мнения исключительно односторонней направленности.

Дезинформация «работает» на создание стереотипов мышления, переориентацию убеждений.  Другим, не менее сильным орудием, являются  слухи, сарафанное радио - они подсказывают людям линию поведения. Слухи могут быть полностью лживыми или с элементами истины, они могут быть по своей направленности и организации подстрекательскими, пугающими, паническими или вселяющими надежду. Они могут рождаться на основе умалчиваемой информации: факт известен, но содержание и подробности события замалчиваются. Враг слухов - всесторонняя, достоверная и одновременно оперативная информация. Можно, кстати, задуматься, сравнив новости, преподносимые нам официальными каналами и, например, Newsweek на канале «Культура» - разница ощутимая и понятная, так что на этом не будем останавливаться.

Современный политолог С. Кара-Мурза в одной из своих многочисленных  работ сделал акцент на такой стороне вопроса манипуляции сознанием, как идеология, которая является языком государства и его стержнем. Эффективно используются дляэтой цели массовые зрелища и кино, хотя бы потому, что это продукт массовой культуры.

Соединение слова со зрительным образом было взято на вооружение западной пропагандой. Целая серия интересных исследований показывает, как Голливуд подготовил США к избранию киноактера в президенты, создав рейганизм как мощный сдвиг умов среднего класса вправо. В этом плане очень поучительна работа историка кино Д. Келлнера «Кино и идеология: Голливуд в 70-е годы». Можно выразить уважение к специалистам: они работали упорно, смело, творчески и не покладая рук. Операторы искали идеологический эффект угла съемки, специалисты по свету - свой эффект. Еще раньше немецкий философ и писатель Э. Канетти, оставивший огромный труд жизни, трактат «Масса и власть» (1960), уделяет особое внимание проблеме маски как инструмента власти, которым она воздействует на сознание через воображение. Как, например, известный в тех же США - колыбели демократии - так называемый маккартизм, активно внедряющийся с конца 40-х до конца50-х гг., когда провозглашалась «красная угроза», сопровождавшаяся антикоммунистическими инсинуациями в том числе в самом Сенате. Большое внимание уделялось провокациям, многие из которых были большими политическими спектаклями. Не стали исключением показательные судебные процессы, что России очень знакомо, вспомним хотя бы дело М. Ходорковского и П. Лебедева.

Для манипулятора одинаково важен как вербальный текст, так и его контекст, как жест, сопровождающий слово, так и молчание, ибо в этом «деле» мелочей нет, лишь бы струны человеческой души были затронуты, а представление изменилось в желаемом направлении.
Специалист в области управления С. Паркинсон (не путать с медиком, в честь которого названа не самая лицеприятная болезнь) замечает, что «в динамичном обществе искусство управления сводится к умению направлять в нужное русло человеческие желания. Те, кто в совершенстве овладел этим искусством, могут добиться небывалых успехов». Так, манипуляция, как истинная служанка идеологии, отмежевалась раз и навсегда от религии, воздействующей не скрытно и прямо декларирующей свои ориентиры.  Все вышесказанное можно подтвердить множеством примеров из насыщенной истории XX века, будь то нацистская Германия, фашистская Италия, СССР и т. д.

Впрочем, вернемся к главному вопросу. Именно в ХХ веке возникла технология манипуляции сознанием, а спор о допустимости оной обрел новые черты. С одной стороны, теория «человек – большой ребенок» и для его же блага следует направлять его мировоззренческие установки и поведение, оправдывает манипуляцию и показывает ее преимущества по сравнению с принуждением и жестокостью. Но с другой стороны, человек, обладающий незамутненным разумом и свободой выбора, не является «вещью» - он имеет статус полноценно развитой личности. Таким образом, главная технология господства – манипуляция сознанием, производимая всегда скрытно, лишает индивидуума свободы в гораздо большей степени, нежели прямое принуждение. Жертва манипуляции полностью утрачивает возможность выбора, ибо ее желание, мировоззрение и поведение программируются извне. Не имеет также права на существование и теория «манипуляции в разумных пределах», ибо по сути своей она антигуманна и является все тем же оправданным средством управления.

Самым ярким примером того, как работает манипуляция, проявляющаяся в пропаганде, является изменившееся отношение к истории, например на постсоветском пространстве. Сегодня, благодаря особому подходу, с точки зрения приспособления ее знаний к современности (то, что именуется анахронизмом), она превращается из сферы знания в вопрос жизни и осознания бытия, из предмета эстетического образования в материал для манипуляций заинтересованных в этом лиц: групп, партий, организаций, правительств, международных союзов и альянсов. То, как мы представляем себе историю, уже не безразлично, ибо в переломные периоды истории на смену устоявшимся идеям и взглядам приходят новые концепции, возникают новаторские, неординарные подходы к оценке насущных проблем, ведь жизнь требует не только принятия активных решений, но и быстрого реагирования на них. А это влечет за собой идеологический и нравственно-психологический перелом в мироощущении и настроении. Яркими примерами являются, в частности, отношение к истории в Грузии, Прибалтике, да и что говорить, на нашей с вами родине. Сразу вспоминается ярый антисоветизм 90-х, а недавно по инициативе президента вроде бы началась борьба с историческими фальсификациями. Но проблема в том, что четко не было определено, что мы к ним относим, а соответственно, скорее всего, будем просто в очередной раз жонглировать фактами. Ибо о какой объективности может идти речь, когда огромное количество документов лежит под грифом секретности и даже профессиональным историкам они недоступны.

Конечно, можно говорить: «ой, как  же это неэтично и неправильно, каждый имеет право на выбор, в том числе и на выбор информации». Да, это все так. Но, увы и ах, как бы это ни было прискорбно, такова реальность. Подобное направление мышление, конечно, в разных проявлениях и со своей спецификой присутствует в разные периоды зачастую не очень приятной глазу человеческой истории. Ведь еще в античности появилась известная фраза «Panem et circenses» (хлеба и зрелищ), т.е. уже тогда было понимание, как можно управлять толпой, не прибегая к физическому насилию. А на сегодняшний день этими механизмами пользуются во многих, в том числе демократических странах, и в Европе, и в США.