Паранормальные 90-е

 Осенней ночью 1992 года в квартире на Богатырском проспекте, где я жил с родителями, раздался телефонный звонок. Трубку взяла мама.
– Иришка, – раздался там испуганный голос бабушки, которая жила в Рыбацком, на другом конце города. – У меня тут за окном… огненный шар висит. И такое ощущение, что сейчас залетит в квартиру!
Мама посоветовала задернуть занавески и лечь спать. Бабушка последовала совету, но уснуть все не удавалось. Через полчаса, набравшись храбрости, она тихонько прокралась к окну и выглянула в него. Шар, значительно уменьшившись в размерах, удалялся в сторону Металлостроя…
Несмотря на то, что я тогда был еще маленький, я уже знал, что делать. Надо звонить в газету «Аномалия» и рассказать об этом случае! Даром, что ли, я к тому моменту увлекался уфологией уже несколько лет
 
Потный вал вдохновенья
 
В широкие массы уфология начала прибывать через прессу еще в конце восьмидесятых – сперва через журнальные и газетные публикации, а затем и в небольших брошюрках. Несмотря на то, что Союз уже дышал на ладан, советская школа редактирования работала в прежнем объеме, поэтому в печать попадали только на сто процентов проверенные и на столько же необъяснимые случаи.
 
Не успел читатель как следует удивиться, как СССР рухнул, погребя под останками и редакторскую школу. Дикий рынок, образовавшийся на обломках империи, стал дико развиваться, и спрос логично родил предложение. Читатель, оглохший от хлынувшего на него девятого вала доселе запрещенных или не рекомендованных к печати публикаций, слегка насытился, и заставить его купить газету можно было только размещением там убойнейшей сенсации. Применительно к уфологии это вылилось к рождению целого ряда газетенок, на плохой бумаге и плохом оборудовании стругавшим весьма сомнительные вещи – вроде нападений разумных огурцов под Чернобылем или пришельцев с Альфы Центавра, ставящих в питерской канализации чудовищные опыты. Соскользнуть уфологии в пропасть «аха-ха» и «вот идиоты» не давали серьезные издания вроде вышеупомянутой «Аномалии», но их труд без всплеска тонул в потоке «сенсаций». В самом деле, интересно написать о реальном феномене стократ сложней, чем высосать из пальца сюжет об утконосах-каннибаллах.
 
В мире тем временем происходили действительно невероятные вещи. В Бельгии тысячи очевидцев наблюдают за безуспешными попытками национальных ВВС принудить к посадке огромный, светящийся огнями треугольник. Премьер-министр Швеции Карл Бильдт лично возглавляет штаб по поимке неопознанного подводного объекта в Оскелесунде, но тот оставляет с носом целое соединение флота. Исландцы запрашивают помощь НАТО в поимке странного объекта, нырнувшего в Норвежское море, но поиски объединенной эскадрой также оканчиваются ничем. Эти значительные для уфологии события освещались у нас очень скудно или не освещались вообще – выдумать с похмелья сюжет было по-прежнему легче, чем искать в зарубежной прессе материал и переводить его.

Впрочем, отечественный читатель быстро понял, что его дурят. После голосования рублем газеты-однодневки сгинули с лица земли, как будто их и не было, оставив после себя невероятные истории, ныне кочующие из издания в издание и по пути обрастающее новыми подробностями. В ходе гонки сошли с дистанции и Кашпировский с Чумаком, вводившие в транс целую страну и заряжавшие все, вплоть до анализов, целительной энергией. Взамен появились новые, более серьезные специализированные издания – например, «НЛО» издательского дома «Калейдоскоп». В середине девяностых уфология в новой России постепенно встала на относительно профессиональные рельсы, однако от удара, нанесенного ей уфоманскими газетенками периода начала девяностых она не оправилась до сих пор. Каждый, не напрягаясь, может вспомнить несколько историй о лох-несском чудовище в сточном коллекторе Мытищ или инопланетянине Альфе, насилующем кошек перед едой – тогда как о воздушной тревоге в Лос-Анджелесе и последующей стрельбе из зениток по светящимся шарам в 1942-ом знают очень немногие.
 
След девяностых в уфологии заметен до сих пор и вряд ли когда-нибудь исчезнет. В нашей памяти они останутся такими, какими были для всей страны – сумбурными, неоднозначными и очень, очень интересными.

 
 
Врезки / примечания
 
31 марта 1990 года. Два истребителя F-16 ВВС Бельгии, воздушное пространство Бельгии. В ночь на 31 марта две наземные РЛС (локатор HАТО в Гдоне, к юго-востоку от Брюсселя и локатор в Семмерзаке, к западу от столицы) обнаружили треугольный неопознанный летающий объект на трехкилометровой высоте летящим со скоростью 280 км/ч. После этого на НЛО были наведены два перехватчика. Однако, как только НЛО стал облучаться бортовой радиолокационной станцией ведущего F-16, объект за одну секунду увеличил скорость до 1800 км/ч и снизился до высоты 1700 м. Экспертами рассчитано, что объект двигался с ускорениями свыше 150 G, что на несколько порядков превышает смертельный порог для человека и прочность конструкции летательного аппарата, созданного в любой страной мира.

Еще через несколько секунд объект снизился до высоты в 200 м и был потерян наземными радиолокационными станциями, а также стал очень плохо визуально различим на фоне освещенного пригорода Брюсселя. После того, как самолеты начали заходить на второй заход, объект поднялся на прежнюю высоту в три километра. Однако при попытке вновь обстрелять объект ракетами «воздух-воздух» НЛО повторил свой маневр – увеличение скорости, снижение, потеря радиолокационного контакта. Всего летчикам в трех случаях удалось осуществить захват цели на локаторы на несколько секунд, и каждый раз это приводило к резкому изменению поведения HЛО. Безрезультатное преследование самолетами объекта продолжалось 1 час 15 минут, после чего истребители из-за нехватки топлива вынуждены были вернуться на базу. С земли преследование визуально наблюдали несколько сот очевидцев, в том числе 20 жандармов.
 
22 сентября 1992 года. Корабли береговой охраны Швеции, акватория близ Оскелесунда, Швеция. Береговая охрана заметила в территориальных водах неопознанный подводный объект. Так как неподалеку проходили маневры военно-морского флота Швеции, то их привлекли на помощь. 23 сентября в Оскелесунд прибыл премьер-министр Швеции Карл Бильдт, принявший общее руководство операцией. Однако, несмотря на бомбардировку глубинными бомбами и пуск торпеды, НПО скрылся в направлении Атлантического океана.
 
20 декабря 1992 года. Патрульный корабль Береговой охраны Исландии, акватория вблизи исландской границы, Норвежское море. 20 декабря команда корабля Береговой охраны Исландии наблюдала погружение в воду неопознанного летающего объекта. Исландцы запросили помощь, и 23 декабря на месте уже были 4 корабля НАТО. Вскоре к ним присоединился единственный катер береговой охраны Исландии. Несмотря на интенсивные поиски, НПО обнаружить так и не удалось.